01:13 

Там множество оч классный драбблов по джекорисам! и даже одна для меня!!))

Musa_Jalil
Что может быть ленивее лени?
11.12.2015 в 19:35
Пишет Юрий-терминатор:

стол заказов
Тыковки, я тут подумала, что надо как-то разнообразить жизнь себе.
На недостаток идей мне вроде как грех жаловаться, но может и вам чего хочется запретного, сладкого, но так и неисполненного? :3 Не завалялась ли в вашем сознании дикая постыдная АУ или какой-нибудь кинк на носки, одно озвучивание которого будет поджигать каменные церкви? Сегодня, завтра, послезавтра и потом я готова исполнить вашу несносную мечту в формате драббла или мини.

По просту говоря, я реквестю заявки по Борде :3

Из пейрингов предпочтительно: Красавчик Джек/Рис, Тимоти Лоуренс/Рис, тройничок из вышеобозначенных лиц, Криг/Майя, Красавчик Джек/Ниша, ну и можно вообще кинуть меня на поприще необычайных и обычайных пейрингов, да что уж там, даже Экстон/турель, Железяка/Лифт или еще чего :3
НО: слезно прошу, не надо сестер-бандиток из ТФТБ. у меня от них слишком бомбит с;
в остальном, прошу не стесняться!

Ну и чтобы как-то упорядочить это дело:
1. ОТП, персонаж
2. Рейтинг/жанр/предупреждение - ключ к фичку
(3.) От чего мне следовало бы воздержаться :3

И если увидели, что ваш заказ исполнен, смело просите еще :3

Исполнения
смерть Риса из-за косяка Джека для Серпентария
в двойном размере
надеюсь, тебе будет так же больно, как и мне с:
раз.
Рука Риса легла рядом со шляпкой Ниши. Черные-желтые цвета, изящные формы и улучшенные возможности - эту модель “Гиперион” выпустил меньше двух недель назад в единичном экземпляре. Созданием и настройкой программ занимался сам Красавчик Джек.
Рис не дышал и смотрел в потолок, пусто и тоскливо, уже пару часов, и, кажется, даже начал остывать - чтобы отстегнуть руку, Джеку пришлось повозиться с его одеждой, и пару раз он случайно касался голой холодеющей кожи. Он хотел еще снять галстук, красной петлей перетянувший посиневшую шею, но потом одумался. Его настроение в данный момент было слишком неопределенным, чтобы совершать такие рискованные поступки.
Джек замер, уставился задумчиво на полку с трофеями - места почти не оставалось; ради руки Риса пришлось проделать кое-какие перестановки. И следующая памятная вещица могла уже не влезть. Слишком много трофеев начало ему выпадать в последнее время.
Джек оглянулся - Рис так и не поднялся, не завозмущался и не начал причитать, что мудак Джек слишком рано причислил его к мертвым, как и до этого. До этого. Этого. Десять маленьких фанбоев отправились к кумиру, кумир немого разозлился - никто не уцелел. Джек попытался повторить это вслух и довольно причмокнул - неплохая считалочка получалась.
Девять маленьких фанбоев отправились к кумиру, кумир осатанел немного - никто не уцелел. Однозначно, неплохо, да, Красавчик Джек?
Безмозглый самонадеянный идиот.
Кто?
Кто?
Кто?
Восемь маленьких фанбоев отправились к кумиру - кто-то.
Джек тихонько усмехнулся и подошел к столу. Усмехнувшись еще раз, несмело по началу, он посмотрел на чужие бледные скулы, лоб и приоткрытый искривленный рот. На выцарапанное, выскобленное судорожно железной рукой пятно Джек сдвинул фотографию Ангел и, закрыв глаза, осторожно опустился в кресло.
- Просто пиздец, - пробормотал он устало, потирая виски. - Просто пиздец какой-то.
Семь, шесть, пять, четыре, три, два, один - все они приходили иногда не вовремя. Да, наверное, так. Вскоре на другой конец стола, подальше от трупа встала полупустая бутыль особого пандорианского вискаря.И лишь сделав несколько громких больших глотков этой жгучей хреновины прямо из горла, Джек позвонил уборщикам.
Героям часто приходилось идти на жертвы.

два.
У места, в котором они находятся, нет никакого названия.
Они - это Джек, отряд грузчиков и четыре трупа.
Обещала в скором времени прибыть Ниша, но Джек надеялся до этого времени уже успеть убраться отсюда, поджечь деревянную халабуду, обклеенную плакатами Мокси, оставив троих дохлых оборванцев вонять жаренным мясом на всю пустынную округу, а четвертого оборванца забрав с собой.
Или оставив. Или забрав. Или оставив.
Как должен был поступить Джек. В какую сторону ему следовало тянуть эту рану, с какой стороны надрез будет ныть не так болезненно, одиноко и тоскливо, тоскливо так, что хотело к чертям взорвать эту планету, со всеми ее дикими, тупыми обитателями, не достойными права существовать.
Он был уверен, что поезд этот защищен, что место защищено, и у Джека не возникло сейчас никаких догадок, кроме того, что в очередной раз он захлебнулся в чьем-то предательстве.
Они нашли Риса быстро, считай, мгновенно - халабуда находилась буквально в километре от станции. Джек почти не волновался, пока ему не сообщили, что ничего этим ублюдкам не нужно было.
Ничего.
Они сделали это просто. Просто, потому что это Пандора, Джек, Пандора, которую ты так и не спас, и чем дольше ты тянешь с ее спасением, тем больше сил она отнимает у тебя, тем больше дорогих людей забирает, шаг за шагом подбираясь к тебе.
Ты уже чувствуешь ее гнойное дыхание?
Ты слышишь этот голос, Джек?
Ты следующий, Джек, с кого срежут лицо и бросят на развлечение трем психам, которые порежут тебя, выдавят и выжрут из тебя все остатки человечного.
Как они сделали это с Рисом.
Джек шумно сглотнул и резко обернулся, судорожно оглядывая неподвижных грузчиков. Колючая трава и суховеи. Никого.
Джек снова опустил взгляд на обнаженные кости лица, выдавленные глаза, а затем, резво встал на ноги и вышел прочь из домика, пытаясь оттряхнуть руки от крови. Голос в его голове больше не звучал, и Джека постепенно отпускало. По его приказу один из грузчиков выпустил ракету в домик. И как только остатками строения затрещало пламя, Джек позволил себе на мгновение почувствовать горькое, непереносимое сожаление о том, что случилось, и о выборе, сделанном сейчас.
Он сел на камень и принялся ждать Нишу, медленно отслеживая время по ручным часам и почти не чувствуя запаха гари.
Джеку было о чем подумать.



Сирена Ризи для nothingthief
таймлайн - пресиквел, место - Элпис
Джек сначала собирался действовать грубыми методами - пригласить без права отказа, тихонечко допросить в маленькой комнате со звукоизоляцией и, может быть, отпустить. Но затем Джек решил великодушно дать парнише шанс - возможно, тот захочет сам пойти на контакт и все-все расскажет без применения каких-либо принуждающих девайсов.
У Джека имелась парочка важных вопросов, ответ на которые стоил как минимум две жизни:
Где Мокси?
Как ее найти?
Пытался ли он как-то выйти с этой стервой на связь?
Джек надеялся на дружескую беседу под стаканчик-другой чего-нибудь крепкого, припаренного парой умелых и проникающих в душу слов; такое Джек проворачивал еще не раз, еще поначалу когда уверенности в грубых методах не было. И, что характерно, беседа случилась, но закончилась она очень, вызывающе быстро, и вскоре обретение контактов переместилось в темную захламленную кладовку, в которой все время что-то валилось, пока Джек и парниша-бармен трахались, как парочка обезумевших кроликов.
Джек не особо понял, как это произошло. Как ему казалось, он даже не успел допить первый стакан.
- Не знаю я, не знаю, где она!
Джек готов был поверить в это, но вслух об этом сообщать не спешил, потому что они все еще трахались, мозги все еще плыли, и Джек не был уверен в чем-либо, кроме того, что у парниши восхитительный зад, крутая железная рука и очаровательная татуировка во всю спину.
Джек тихо простонал и ткнулся взмокшим лбом между парой острых лопаток.
Как его звали?
Рис? Райз?
- Скажи еще раз, как тебя зовут, кексик, - прошептал Джек. Он понял, очень вяло, что уже которую минуту пристально пялится на татуировку. Синюю, огромную татуировку.
- Рис, - со смешком пропыхтели Джеку в ответ; снова что-то с грохотом повалилось на пол. - П-память, как у ракка, да?
Джек хмыкнул и звонко вдарил рукой по поджатым ягодицам. Рис издал какой-то смешной звук, дернулся. У него задрожали ноги.
Джек мог бы успокоить себя, что все это невозможно, на самом деле. Рис - парень, а потому, скорее всего, татуировку он набил себе сам, годами просиживая в мастерских, но с другой стороны, Джек уже давно отвык мыслить категориями стандартов. У Риса была огромная синяя тату на всю спину и, как подозревал Джек, вообще на все тело, да и его не покидало ощущение, будто парниша насквозь проспиртован похотью, очарованием и небывалой дерзостью. Его хотелось облизать с ног до головы, а потом выебать так, чтоб пар из ушей повалил.
Совпадение?
Джек так не думал.
На прощание они поцеловались - длинно и смачно, так, что у Джека снова поплыли мозги, а Рис снова начал льнуть, словно они не кончили буквально пару минут назад. Это объясняло многое, очень много, и Джек почти готов был повременить с поисками Мокси. Интересно, она специально послала его сюда? Чтобы как-то загладить вину перед Джеком? Хотя вряд ли.
Может, Рис что-то учудил, впал у Мокси в немилость и сейчас заглаживал свою вину, не понимая, что это еще далеко не начало. Потрясающая расчетливая сука.
- Я приду к тебе еще раз, кексик, - Джек поцеловал его в шею, чуть влажную от пота, в краюшек тату, виднеющийся над воротником рубашки. - Много-много раз.
Рис хмыкнул довольно, и даже в темноте было видно, как очаровательно он покраснел. Джек стиснул зубы, громко выдохнул. Теперь с этим было гораздо легче бороться.
- Мне пора, Ризи.
Но знай, что очень скоро мы, возможно, будем говорить уже совершенно в другом месте. И дело даже не в Мокси.

Джек-голограмма-ии с претензией на майндфак для feyra
так как текст выглядит несколько ебуно, несчастный дайри так и не смог этого пережить, оттого кидаю ссылку на гугл.док


я сделяль заявку для Twenty One Grams
омегавёрс :facepalm:
ОМЕГАВЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁРС
:facepalm:
я написала. мне стыдно. но я даже могла бы расписать второй.

Раз.
В Рисе говорила карьеристская душа, и потому, по мнению Джека, он был похож на толстуху Марджери, с которой Джек когда-то работал в одном офисе, еще будучи обычным программистом. Не внешностью, конечно, упаси Джисус.
На ту даму нельзя было взглянуть без слез, хотя она очень старалась похудеть, купила себе какой-то супертренажер и, как говорила сама, впахивала на нем до седьмых потов, а потом после тренировки шла к холодильнику и готовила себе самый гигантский калорийный сандвич в этой солнечной системе, ставивший жирный крест на всех ее стараниях. Недели шли, Марджери не худела, а через четыре месяца тренажер сломался под прессом беспощадного тела и системы.
И сейчас Джек гадал, когда же сломается тренажер Риса.
Упорный засранец каждый день пил свои пилюли по расписанию, притупляя запах и инстинкты, а потом трахался с Джеком, как обезумевший; и сквозь пыльный бесцветный запах якобы-беты начинал пробиваться тонкий навязчивый запах больной омеги. Большой жирный крест.
И судя по тому, что срывался он с каждым разом все чаще и чаще, тренажер уже трещал по винтикам и вот-вот грозил развалиться.
А Джек?.. Джек просто наблюдал и не мог понять, почему люди такие ебанутые идиоты.
Он, конечно, не нанимался играть с этим придурком в мамочку, но происходящее его как-то основательно подпекло. То ли тем, что цирк этот длился уже с полгода, то ли тем, что несмотря на все старания Риса, каждый в этой гребаной корпорации знал, что Рис был омегой, которую Джек поебывал на досуге; и на этом моменте от Джека обычно ускальзывал смысл, просто испарялся, растворялся и не всплывал, как труп с камнем на шее. Джек не знал, какие стереотипы можно было порушить такой тактикой, можно ли было вообще что-то этим порушить, кроме здравого смысла и ебучей логики.
Джек задумчиво посмотрел на бутылек с пилюлями, царственно проплывающий мимо окна и довольно усмехнулся.
Рис, еще не заметивший россыпи своих таблеток в открытом космосе, судорожно шарил по ящикам стола в поисках пропажи.
Кражи-пропажи.
Джека, честно говоря, почему-то распирало от происходящего и собственной хитрожопости, так что на его стандартную негасимую уверенность в правильности своих поступков лег еще маленький бонус, удвоивший довольство Джека собой.
- Да что ж за блядство! - прошипел Рис, который от суматохи и паники, раскраснелся, чуть вспотел и, кажется, был готов бежать в аптеку рядом с космопортом за новой порцией таблеток.
Джек, естественно, позаботился и об этом: если играть, то с полным набором козырей.
Рис вдруг перестал греметь своими ящиками, шуршать бумагами и, тихо проматерившшись, подошел к Джеку. Встал поодаль и устремил взгляд на вид за окном.
- Отлично придумано, - только и сказал он. - Это вызов?
Джек закатил раздраженно глаза, и Рис поспешно исправился.
- Хорошо, понял. Не буду.
Поразительный дебил.
- Тыковка, я бы сбросил тебя сейчас вслед за этой фармахреновиной за твою тупость, - Джек горько вздохнул и потер ладонью нахмуренный лоб. - Но тогда я не узнаю, что из всего этого выйдет.
Рис усмехнулся нервно и подошел к окну, ткнувшись в стекло взмокшим лбом. Пыльный запах, пустой и неинтересный снова прорезал тягучий аромат больной омеги, и Джек отчего-то втянул его полной грудью. Естественно, все это было не просто так - Джек был слишком мелочным для такого, чтобы просто кому-то что-то делать, даже для его исполнительного, но по-тупому упертого секретаря. Особенно для него.
- Ничего хорошего? - жалко спросил Рис. Он безотрывно смотрел на свои таблетки и, кажется, даже выглядел грустным.
Марджери тоже выглядела грустной, когда Джек, заебавшийся слушать ее нытье про поломанный тренажер и обманутые ожидания, как-то просто выкинул ее сандвич и даже разъяснил ей, почему она неправильно живет.
Однако этот сандвич Джек выкидывать не собирался - работа с этой проблемой требовала обратного направления. И Джек намеревался втюхать в Риса просто гору-гору-гору сандвичей. Правда, только дня через два-три, когда эффект от прерванного приема таблеток перестанет выворачивать Риса наизнанку.
Об этом маленьком эффекте Джек тоже знал, но списал его на издержки великих идей. А Рис?.. Рис уже попросту привык страдать ради задумок Джека.

Два.
Иногда природа ошибалась.
Невозможно быть вечно правильным, даже если ты абстрактная, но какого-то черта одушевляемая всемогущая космическая херота, творящая во вселенной жизнь и нежизнь. Только Красавчик Джек был всегда прав - гиперионская аксиома, которая обсуждению не подлежала.
Природа была иногда не права, и она явно где-то напортачила, создавая Риса. И Рис намеревался это исправить.
Быть омегой в корпорации, в которой к верхушкам пробивались только альфы и отчасти беты, - бессмысленно и не плодотворно, когда имеются хоть какие-то амбиции. Затопчат, задавят и даже не посмотрят на то, как ты пашешь и сколько пользы приносишь компании. И Рису, слишком тщеславному для какой-то низкой плевой должности помощника секретаря, это, блять, уже просто осточертело.
Ох.
Риса снова скрутило - он блевал уже минут пять. Во рту горчило от желчи, но приступ постепенно сходил на нет, так что Рис мог в скором времени вернуться на рабочее место. Конечно, не самый лучший способ провести ленч, да и Вон с Иветт снова начнут пилить его, давя на него историями про вред подобных операций. Летальный исход, сдвиг психики, отмирание органов и прочие глупости, которыми кормили доверчивых обывателей.
Рис издал горький жалобный звук, сплюнул в последний раз и поднялся на дрожащие ноги.
Он уже перестал паниковать по этому поводу. Его предупреждали, что дрянь, которую ему надо будет предварительно колоть в себя с пару месяцев, имеет не самые приятные побочные эффекты: от тошноты до обмороков, постоянного стресса и галлюцинаций. Рис уже составил себе полный список последствий от таблеток и чуть ли не ежедневно вычеркивал по паре новых пунктов. Неделю назад, например, он обмочился во сне, и после этого даже немного засомневался в правильности того, что делает. Немного.
Один день на работе - и горькая паника и неуверенность бесследно исчезали.
Это ничего, говорил он себе. Ничего. Он знал, на что идет, и он все еще этого хотел.
Его снова прокатили с повышением, его три раза облапали за последние пару дней, позвали на ужин и осыпали потоком сальных остроумных шуток. Такому положению дел Рис вполне оправданно предпочитал карьеру, целеустремленность, и был уверен, что после операции у него все-все начнет получаться. Он станет бетой - никому неинтересной бетой, и мир корпоративных ублюдков посмотрит на него совсем по-другому.
Рис прополоскал рот, умылся и посмотрел на свое измученное отражение в зеркале.
Осталось всего две недели уколов - и потом, все изменится.
Так ведь?
А природа может отсосать.


пост-канон для Мистер Четверг, Ризи таки возвращает Джека в тело клона. только первая встреча оказалась не первой, потому что Юрий дибил. однако закащщик сказал, что вроде и так сойдет с:

Догадливый говнюк постоянно опаздывал.
Джек за это время успевал выползти из душа и по стенке добраться до постели. Ноги к тому моменту его уже едва держали.
Ризи всегда приходил наряженный, прилизанный и чистенький, как будто он лишь заскочил к Джеку на пару минут перед многообещающим свиданием. Это, честно говоря, неебически льстило. На Риса в такие моменты было смешно смотреть, как он, жеманясь и хорохорясь, заходил к Джеку, гордо держа поднос с ужином. Рядом с тарелками часто лежал планшет, правда, просматривать там Джек мог только новости.
Ризи стал большим человеком, боссом межгалактической корпорации, сплясавшей на останках своего поверженного врага. Он руководил “Атласом”, подбирал обломки “Гипериона” и так стремно щемился каждый раз, когда заставал Джека в положении интимном.
Джек, например, любил разгуливать голышом. Хотя "разгуливать" - это, конечно, слишком громко сказано. Новое тело Джека (как в наказание, что ли?) не получило перед процедурой введения сознания специальных инъекций, и учиться ходить Джеку приходилось заново. Он спотыкался, путался в ногах и цеплялся за поручни, прикрученные к каждой вертикальной поверхности этой чертовой палаты. Подобное дерьмо было и с мелкой моторикой. Благо, что Джек сразу вспомнил, как надо дрочить - это незатейливое занятие скрасило ему унылые деньки. А Риз, как-то застав его за дрочкой, смешно матерился и потом блестел своими тупыми глазенками весь оставшийся вечер. Увиденное ему явно понравилось.

Ризи опаздывал уже на целых десять минут.
Джек задумчиво посмотрел на свою ладонь и поплевал, грустно принимаясь разглядывать потолок.
Одиночество творило с людьми страшные вещи.
Искатели Хранилища победили, "Гиперион" пал, а сам Джек дважды обманул смерть благодаря патологической страсти престарелого сумасшедшего пидора Нукузямы. Из воспоминаний о прошлой жизни у него ничего не осталось, совершенно ничего, кроме небольшого безумия, - даже шрама больше не было. Ни отметин, ни людей, ни компании.
Джек тихо простонал, и кто-то шумно проматерился у двери, звякнув подносом с тарелками. Джек довольно зажмурился, прикусил нижнюю губу.
- А я все гадал, кексик, когда же ты уже притащишься. Я, как видишь, даже немного оголодал.
Ловко и двусмысленно - все как Джек любил.
Рис не пошевелился.
Вроде бы большой страшный босс "Атласа", а стоило ему возыметь дело с чем-то посущественнее голограммы, как вся бравада скисла, стухла. Рис матерился, краснел и спрятать смущения не мог. Поразительный долбоеб. Как только он еще не развалил корпорацию, если даже вид чужого возбужденного хера так стремительно выбивал его из колеи.
Рис молча прошел и со звоном водрузил поднос с едой на прикроватный столик. Джек приоткрыл лениво глаза и довольно усмехнулся.
- Спасибочки, тыковка.
- Я... я полагаю, что сегодня не смогу остаться.
Ну что за слабак. Смотрел он, конечно, не забито - просто смущенно, но нисколько не старался скрыть своих слабостей. Джека это бесило и забавляло одновременно, даже когда он начал вспоминать свое поведение при виде Мокси на Элписе. Тогда он, кажется просрался посущественнее, чем в прошлый раз. И, наверное, Джек даже решил бы, что не имеет права судить Ризи, если бы не был собой.
Скучно же, ну.
Рис наверняка разглядел что-то глумливое во взгляде Джека и, тоскливо вздохнув, опустился на кресло рядом с постелью. О-о-о, он злился?
- Как же вы все заебали, - только и сказал Ризи, и Джек даже как-то взбодрился, пригляделся повнимательнее, поняв, что Рис едва держит глаза открытыми. Тыковка выглядел так, словно его ебли в мозг всей Пандорой, и даже от былой прилизанности не было ни следа. А Джек к своему стыду (образно говоря) и не приметил. Одиночество и всякие ее последствия делают человека крайне невнимательным.
Оторвавшись от своего занятия и подтянувшись на постели, Джек сел.
- Тыковка, ты спал сегодня вообще?
Конечно, вести сеанс дружеской помощи со стоящим хером наголо - та еще затейка, но у Джека были слишком серьезные планы на этого чувака, чтобы дать ему умереть или ссохнуться от усталости. Видимо, малыш Ризи совсем не ожидал, что управлять целой корпорацией так сложно. А Джек ведь мог так ему помочь.
Рис, услышав его вопрос, покачал отрицательно головой и расслабленно расплылся в кресле. Триггер, кажется, сработал идеально - мягко, удобно и тихо. Рис уже не мог сопротивляться, постепенно засыпая.
Продолжать не хотелось.
Пока Рис спал, Джек приложился к подносу, съев всю принесенную еду, а потом взялся за планшет с новостями, медленно листая колонки статей.
Иногда он поглядывал на Риса, начавшего тихо похрапывать в кресле. Будь у Джека чуть больше сил, он может даже сообразил бы заботку, сняв хотя бы с Риса ботинки и неудобный пиджак.
Он получил третий шанс, которым не собирался разбрасываться в этот раз. В голове Джека постепенно собирался длинный-длинный план, главным пунктом которого был этот гиперионский откормыш, цепочки выстраивались и оставалось лишь пережить этот отвратительный первый этап с восстановлением, карабканьем по стене и невыносимым одиночеством. Вот дальше ожидалась большая игра. Джек был также уверен, что и у Риса в голове вызревал какой-то план, - малец наделал кучу недурных выводов после того, как Джек попытался в первый раз масштабно его наебать, и добился нехилого положения.
Но если это и правда - пусть, так даже было интересней.


римоти для feyra, которая просила любовь, сахар, сиропчик и сердешки, а я снова написал какую-то ебанину :facepalm:

Последнее сообщение с вложением, которое до этого получал Тимоти, было от Ниши. Он тогда подцепил какую-то простуду и сидел на дома, чихая и растирая покрасневший нос бумажными салфетками, и Ниша, желая лишний раз напомнить, кто самый главный лузер, прислала ему смайлик и вопрос о самочувствии Тимоти, потому что "этот вот чувак прикинь голову снесла выстрелом чувствует себя не очень нам не хватает тебя на задании поправляйся".
Ну трогательно.
С тех пор сообщения с вложениями Тимоти удалял не открывая. И не потому что он боялся, что обо все узнает Рис, - боялся, без сомнений; и не потому, что Тимоти не любил кровь, смерть и вообще свою работу, хотя и поэтому тоже.
Просто... так было спокойнее. Меньше неопределенности в жизни придавало сил и уверенности.
Теперь Тимоти сомневался. Он смотрел на кокетливый смайлик, на вопрос "как дела?" и размытое превью фотографии, содержимое которой угадывалось без проблем. Тимоти покраснел.
Почему все это было так не вовремя?
Сообщение пришло от Риса, которому сегодня вроде как должны были закончить тату, невероятное событие. Тимоти и сам ждал этого дня, потому что Рису выбранный узор потрясающе шел и вообще, но почему сейчас, и даже не на задании, когда Тимоти просто на подобные вещи не отвлекался, а в пробке. Огромной, шумной, выматывающей пробке, которая тянулась от самого центра города по всем направлениям. Что-то снова перекрыли, пара аварий, и готово.
Тимоти в ловушке.
Тимоти неуверенно ткнул в превью, мигнувшем и через мгновение распластавшем на весь экран фото. Тимоти несчастно вздохнул.
Быстро закрыв фото и набрав номер Риса, он не забывал все время медленно продвигаться вперед среди сигналящих, кричащих разными радиостанциями машин.
- Приве-е-ет, - протянули на той стороне радостно. Рис, кажется, ждал этого звонка, ответив моментально. Все просчитал, все вычислил.
- Я в пробке, - грустно сказал Тимоти.
- Я знаю, - Рис фыркнул, чем-то зашелестел в трубку, - ты в это время всегда мотаешься по пробкам.
- И-и-и?..
- Я решил помочь тебе.
Снова тихо звякнул эхо под довольный комментарий Риса:
- Шестнадцать вложений.
Тимоти что-то простонал, ткнулся лбом в руль и услышал резкий громкий гудок и мат - уже с минуту Тимоти просто стоял и никуда не ехал. Он судорожно думал о том, что от этой улицы до его дома двадцать минут пути - заскочить, кинуть покупки, а потом на всех скоростях добежать до дома Риса. В общей сложности не больше сорока минут, если выскочить из машины вот прямо сейчас.
Тимоти обреченно открыл сообщение и первое фото. Пока все было прилично.
Одновременно при этом ехать - совершенный ад, все как-то смешалось в кучу, и Тимоти даже на мгновение показалось,что он просто спит.
- Рис, а там же просто фотки с тату?
Ну, шестнадцать фото с тем, что Тимоти и так видел? Да?
Ну почему.
Рис профырчал в трубку, загадочно произнес “я жду тебя” и закончил разговор. Тимоти в это время уже судорожно листал фотографии, едва заставлял себя, умолял не забывать про дорогу и чувствовал, как у него горит лицо. И уши. И шея. И все.
Тимоти тихонечко простонал.
Сорок минут, а не полтора часа. Стоит ли оно того, не пожалеет ли он потом. Машина, продукты, он ведь наверняка потом пожалеет.
И откуда Рис вообще все это достал.
Откуда. Специально?
Тимоти резко нажал газ и едва успел затормозить. Рулить теперь однозначно было неудобно. Включив камеру на встроенном эхо машины, Тимоти, шалея от собственной дерзости, подрагивающей расстегнул ширинку, ухватил крепко свой член - ох боже что я делаю - и, прижавшись лбом к рулю, сфоторгафировал себя, отчаянно глянув в глазок камеры.
О боги. О боги. О боги о богиобоги.
Заправляться было еще хуже, член стоял колом, Тимоти уже с пару минут не двигался с места, пока его поносили, но фотографию он Рису отослал, потея от ужаса и ощущения сладкой мести. В тему он кинул грустный смайлик.
Ждать оставалось еще полтора часа - не одному же ему тут страдать, верно ведь?


АПД.
джекорис для Musa_Jalil, которая попросила интимный пирсинг для Риса и секситайм. все снова ушло в абьюз и немного тлен с:

Однажды у Красавчика Джека было плохое настроение, и все пошло к чертям. Однажды Рис кому-то не так улыбнулся или кто-то не так улыбнулся Рису, и все пошло к чертям. Однажды Рис слишком долго нес кофе, и все пошло к чертям. Однажды Рис решил сходить с друзьями на ленч, и… что произошло?
Верно. Все пошло к чертям. Только еще Вон обиделся на Риса, а Иветт потом долго и отчаянно шутила о том, что вообще следовало бы забыть и не вспоминать.
По крайней мере, Рис очень бы хотел раз и навсегда забыть это.
Дикий. Страшный. Сон.
Джек улыбнулся кому-то и засунул руку в карман. Рис весь подобрался, вытаращился в ужасе на Джека, ожидая очередного унижения, но вместо этого Джек вытащил миниатюрную пушку серии «Несносный босс» и ловко пристрелил своего собеседника. Вышколенные гиперионцы отреагировали молчаливым ужасом. Тут же набежали уборщики, а Джек, ловко крутанув пушкой, сунул ее обратно в карман.
Работа в «Гиперионе» сделала Риса мелочным, разучила правильно расставлять приоритеты. Наверное, это ужасно. Наверное, поэтому Рис почти обрадовался такому повороту событий.
А потом хмурый Джек вдруг обратил на него внимание и недобро ухмыльнулся.
Клик.
Будь у Риса мозги, он бы догадался уйти. За пару минут до трагедии можно было бы развернуться и просто уйти, скрыться с глаз Джека хотя бы ненадолго, до конца перерыва, например.
Рис ничему не учился.
- Ризи! – Джек подплыл к нему, приобнял за плечи. – Как самочувствие? Успел кофейку попить? Кстати, тут кровушка, - он лизнул большой палец и потер Рису щеку. Рис заторможено кивнул, крепче прижал к груди папки с докладами.
Джек склонился к его уху и прошипел:
- Живо иди в зал, сядь на место и не смей снимать кольцо.
И все.
Обычно так все и катилось к чертям, в тартарары. Клик. Джек усилил вибрацию.
Две минуты, которые могли бы все изменить. Рис, пока тоненькая вибрация почти не ощущалась, быстро дошел до конференц-зала, уселся в свое место и положил папки на стол, перед собой. Чтение одной строчки в каком-то смысле помогало.
Клик.
Рис неуютно поерзал в кресле и крепко сжал зубы.
Креативность Джека не то чтобы пугала. Как не пугала и креативность Ниши – хватало одной-двух встреч, чтобы примерно обозначить для себя, откуда эти двое черпали вдохновение. Просто иногда казалось, что лучше пусть это будет очередное безыдейное убийство, чем какая-то суперневероятная идея; даже если жертвой окажется Рис.
Джек был тем человеком, который мог позволить себе все, начиная алмазным пони и заканчивая ебанутым вибрирующим колечком для интимного пирсинга, которое ему посоветовала Ниша от большой симпатии к Рису. Рис не брал в расчет обладание компанией с миллиардами прибыли, возможность хоть каждый день устраивать расстрелы сотрудников и прочее – Рис сейчас думал о том, что никто, помимо него, Красавчика Джека и Ниши не знал.
Колечко. Клик-клик.
Джек был законченным извращенцем, как собственно и Рис, который лишь страдал от силы наполовину и понимал надуманность своих страданий. Но иной раз это так все задалбывало. Рис уже не помнил того дня, когда он последний раз сидел на собрании директоров без стояка.
Он уже третий месяц не отвечал на сообщение Ниши с кокетливым вопросом: «Как тебе подарочек?».
Он так и не помирился с Воном.
Каким образом Джек углядел прокол – неизвестно. Риз не особо прятал, но и не выставлял напоказ. Джек никогда не брал у него в рот и не обладал склонностью пристально разглядывать чужие гениталии. Не было даже чертовых предпосылок. Просто в один прекрасный день Рису вручили кольцо и сказали вдеть.
Вот и все.
Джек после такого всегда ему дрочил. Долго, неспешно, рассматривая раскрасневшееся лицо Риса и так погано ухмыляясь, что Рис едва сдерживал желание ударить как следует по этой довольной роже. Одно останавливало – Джек очень крепко в этот момент держал его за член.
Они вламывались в первую же уборную, закрывались в ближайшей кабинке, и Рис дрожащими руками стягивал с себя штаны. Иногда Джек снимал его на эхо-коммуникатор, рассказывая тихо в микрофон про аккуратный член с симпатичным кольцом. Джек дрочил ему, больно тянул за головку, мял кожицу вокруг прокола и все смотрел в несчастные влажные глаза.
И когда Джек терял терпение, он одной рукой принимался расстегивать свои штаны, а другой давил Рису на плечо, приговаривая: «Ну, же, кексик».
И снова звучало: клик.
Рису нельзя было трогать себя. Он едва стоял на расползавшихся коленях, сопя от острой болезненной вибрации на чувствительной головке члена, от того, как быстро и нещадно Джек толкался в его рот и все ласково, мягко приглаживал по взмокшему затылку.
Один раз Рис кончил ему на обувь, крепко вцепившись в бедра Джека и что-то тихо судорожно прорыдав. Джек это тоже снимал, тоже показывал Нише, Рису было все равно, даже когда Джек поставил одну ногу на опущенную крышку унитаза и приказал слизать, и Рис покорно потянулся языком к белому гладкому пластику, подержал во рту шнурки и заметил на самом краешке штанины пятно крови.
Когда Рис приходил в себя, его пугало собственное упоение.
Рис неподвижно просидел все собрание, разглядывая бессмысленно бумаги и выборочно отмечая галочками строчки какого-то доклада. Джек все собрание, опустив одну руку под стол, гладил его по бедру, больно щипал и пару раз будто случайно задевал член.
Клик.
- Ризи, детка, - Рис поднял голову и посмотрела на Джека бессмысленным взглядом.
- Да?
- Собрание уже пару минут назад кончилось. Тебе, кажется, нехорошо.
Сейчас все шло к предложению проводить Риса до уборной.
Рис покивал, мотнул отрицательно головой и попытался встать со стула, но проклятые ноги его не держали. Рис уже готов был сам начать раздеваться, прямо тут, перейдя на новый уровень – не дошли до уборной. Джек смотрел на него зло и жадно.
- Тут, кроме нас, никого нет, - он грубо дернул Риса на себя, заставил его усесться на стол рядом. – Как думаешь, ты сможешь держать себя в руках и не кричать слишком громко?
- Смогу, - Рис тут же принялся за свой галстук, рубашку. Он знал, что Джеку его нетерпение льстит, а его самого собственное нетерпение в такие моменты уже давно перестало смущать.
- Ты так и не порадовал мисс Кадам ответом, тыковка.
Рис приспустил свои штаны, сглотнул шумно, когда Джек облизнул свою ладонь.
- Да, я знаю.
- И ты не собираешься ей отвечать? – Джек хлопнул его по колену, и Рис послушно раздвинул пошире ноги.
- Нет.
Пока Рис не получит новый подарок, или пока Ниша не приедет сама, чтобы спросить лично. А до тех пор мисс Кадам, удрученная молчанием Риса, продолжит требовать видеоотчеты с Джека, которые Рис, при всем своем стремлении к здравомыслию, находил невероятно пикантными.
Клик.

URL записи

URL
   

Outer space

главная